Тамбов: увидеть волка и съесть

https://rukivboki.ru/wp-content/uploads/2014/01/Tambov_001.jpg

В Тамбове хочется увидеть Волка и понять, почему туда хочет какой-то мальчик из некогда популярной песни. Волка можно найти сразу, как только запыхавшийся тепловоз притащит ваш поезд на вокзал (электрической тяги в Тамбове до сих пор нет).  Под автомобильным мостом вас ожидает дырка в заборе. Вам туда. Во дворе гостиницы и сидит Он — Тамбовский Волк.


В Тамбове хочется увидеть Волка и понять, почему туда хочет какой-то мальчик из некогда популярной песни.

Волка можно найти сразу, как только запыхавшийся тепловоз притащит ваш поезд на вокзал (электрической тяги в Тамбов до сих пор нет). Для этого нужно вернуться по тропинке вдоль железнодорожных путей.

Под автомобильным мостом вас ожидает дырка в заборе. Вам туда и прямо, пока не упретесь в новенький терем с вывеской «Отель». Во дворе этой гостиницы и сидит Он — Тамбовский Волк.

А если пройти по этой улице с названием Октябрьская еще дальше, то справа будет местная кондитерская фабрика, в магазине которой продается «Тамбовский волк» в синем фантике. Можно его там и съесть. А затем продолжить путь дальше.

Земля зеленая, небо синее

А еще три пчелы, весело летающие над ульем, напоминающем крепостную башню. Так выглядит герб Тамбова, утвержденный еще Анной Иоанновной. Вокруг города лучшие черноземы в мире, толщина пластов которых в некоторых местах достигает четырех метров.

Говорят, что леса вокруг Тамбова пошли на первый российский флот, который создавал Петр Первый. Тамбовская губерния входила в пятерку самых богатых областей России, считаясь главной житницей империи.

Здесь несколько раз в году устраивали ярмарки, куда привозили товары купцы из Москвы, Средней Азии и Польши. И весь центр города превращался тогда в один сплошной базар. Не бедствовали крестьяне и во время Первой мировой. Хлеб на экспорт уже не требовался воюющей Европе, зато он был нужен своей армии.

Однако после революции 1917 года трудолюбивых пчелок с герба города вывели. За то, что организовали самое крупное в стране крестьянское восстание, вошедшее в советскую историю как «антоновщина». В 1930-е имя Тухачевского, приказавшего в 1921 году «травить бунтовщиков ядовитыми газами», хотели присвоить городу. Но не случилось. Тамбов остался Тамбовом.

Вместо Рахманинова — подвыпивший майор

Город хорош сам по себе. Здесь на сравнительно небольшом пространстве сконцентрировалась вся его почти четырехсотлетняя история. О былом богатстве Тамбова напоминают 16 храмов (половина из прежнего их числа). И все из них могут украсить любой столичный город.

Из-за «сталинских» домов центральной Интернациональной улицы (бывшей Дворянской) выглядывают деревянные дома со сплошным забором вдоль улицы. Тут же и безликие постройки 1960-1970х — «на одно — советское — лицо».

На всех старых памятных зданиях таблички с телефонными номерами, позвонив по которым (звонок бесплатный), можно услышать рассказ об истории дома. Где-то купец такой-то вложил деньги в строительство лечебницы для бедных, где-то был первый банк, а где-то тыловой госпиталь времен Великой Отечественной.

И если абстрагироваться от современных названий, то в некоторых частях города кажется, что попал в «губернский город N” из русской литературы 19 века. И вот-вот увидишь Сергея Рахманинова, спешащего к своей знакомой на чашечку кофе, потому что и было-то в его распоряжении всего три часа, пока формировался состав на Тамбовском вокзале, чтобы потом отвезти в имение Ивановку, где композитор проводил каждое лето в течение четверти века.

Однако мне на моем пути вдоль глубокого рва встретился не Рахманинов, а отставной майор.

— Куда путь держим? — спросил он.

— Да вот, хочу посмотреть, что это за купола такие, похожие на храм Василия Блаженного, — отвечаю.

— Прошу! — и майор галантно подставил локоть, чтобы я за него ухватилась, и мы отправились.

— Что это за ров?

— Здесь раньше была река, где я купался, — рассказал майор. Гугл потом мне подсказал, что река эта — Студенец, впадающая в Цну, где и была основана в 1636 году крепость Тамбов.

— Это женский Вознесенский монастырь, — продолжил экскурсию майор.

— Зайдем поставить свечку?

— Только я не крещусь при входе, — предупредил он.

— Дайте нам самую большую и дорогую свечку, — обратился майор к послушнице, отталкивая мою руку с деньгами.

— А куда ставить-то?

— Лучше в центр, — сказала послушница, выдавая нам свечу.

В церкви шла служба. Сунув мне в руки свою шапку и кошелек, майор на нетвердых ногах отправился в центр. С установкой свечи ему справиться не удалось. Помог священник.

Майор вернулся, мы недолго постояли, думая каждый о своем.

— А теперь ты купи мне пива, — первым прервал молчание майор.

— Не вопрос! Пиво продавалось в магазине прямо у ворот монастыря.

Больше мне руку никто не протягивал. Все остальные, встреченные на живописной набережной Цны, увы, были бронзовыми: Сергеев-Ценский, Зоя Космодемьянская, Русский мужик, Петр со своей Февронией и все тот же Рахманинов.

На вокзале в ларьке «эксклюзивных» сувениров продавались тамбовские волки — на футболках и тарелках, изваянные в дереве и глине. Рядом висели магнитики с Лениным и Сталиным, как продолжение улицы Советской, которой так и не вернули прежнее название — Большой Астраханской.

Да, а почему «мальчик хочет в Тамбов?» Опять спас Гугл, подсказав весь текст песни, в конце которой мальчик в Тамбов уже не хочет. Возможно, потому что в Тамбове расположена учебная воинская часть? А служить-то всегда трудно.

Фотографии: Марина Макарова
Комментарии:
Комментарии для сайта Cackle

Что еще почитать: