«За неделю в ашраме я похудел на 7 килограммов. Меня дома не узнали»

https://rukivboki.ru/wp-content/uploads/2009/04/conscious-design.jpg

Алексей Ч., топ-менеджер одного из петербургских предприятий, записался в йоги. По утрам стоит на голове, а по вечерам сидит в позе лотоса. Вместо свиной поджарки покупает вегетарианские котлетки. Перемены в Алексее замечены после посещения ашрама в Индии. В ашраме, где изучают йогу, Алексей Ч. оказался случайно или почти случайно.


Алексей Ч., топ-менеджер одного из петербургских предприятий, записался в йоги. По утрам стоит на голове, а по вечерам сидит в позе лотоса. Вместо свиной поджарки покупает вегетарианские котлетки. Перемены в Алексее замечены после посещения ашрама в Индии. Надо сказать, что в ашраме, где изучают йогу, Алексей Ч. оказался случайно или почти случайно.

«Раньше я любил отдыхать как все люди — где-то в Египте или Таиланде. Но прошлым летом один из моих друзей позвал меня на международную регату. Он предложил мне стать шкотовым матросом. Хотя я ни разу не был на яхте и вообще понятия не имел, чем занимается шкотовый матрос, мы заняли второе место. Для меня это было большое событие, ведь в детстве я даже в походы с палаткой не ходил».

Несколько месяцев после этого события Алексей словно на крыльях летал. Домашние были в восторге от того, с каким аппетитом он поедал нелюбимый раньше гороховый суп.

Дальше — больше. «Приятель предложил мне взойти на Джомолунгму. До вылета оставалась пара недель, когда доктор запретил мне восхождение. Я ощущал себя семилетним подростком, которого не пустили на демонстрацию или не купили шарик, — вспоминает Алексей. — Но мы договорились, что один из членов экспедиции приедет в Дели и мы отправимся в Центр изучения йоги. Я в жизни никогда йогой не занимался, на гвоздях не спал, на голове не стоял».

В ашраме«Условно говоря, ашрам — это что-то типа санатория или пионерского лагеря, куда приезжают люди со всего мира попрактиковаться в йоге. В Индии сотни таких ашрамов, где изучают то или иное направление йоги, — объясняет Алексей. — Площадь ашрама, где я остановился, примерно 4 га. В нем могут одновременно жить 150 человек. Кто-то проводит здесь неделю, кто-то приезжает на год, одна англичанка прожила 12 лет и недавно уехала домой. Самой младшей ученице было 8 лет, самый старый выглядел лет на 65, хотя, конечно, возраст у приличного йога не понять. Может быть, ему было и 100 лет, я не знаю».

На гвозди нашего героя не положили, а отвели простенький, но вполне приличный гостиничный номер с горячей и холодной водой. В ашраме строгий распорядок. Подъем в 6 утра, затем медитация и асаны. Прогулы и нарушения распорядка не приветствуются. Этот ашрам довольно демократичен — хотя он огорожен забором, но входить и выходить можно без препятствий.

«Асаны — нелегкое испытание для человека, который последние пять лет передвигался только на автомобиле. Я, сорокалетний мужчина, без двух минут дедушка, пытался достать левой рукой щиколотку выпрямленной правой ноги в положении лежа. В душе я, наверное, еще и спортсмен и очень старался. Но инструктор, глядя на мои старания, сделал замечание: йога не предполагает каких-либо спортивных результатов. Это помогло мне расслабиться и к четвертому дню я уже научился исполнять простейшие асаны», — радуется Алексей.

После физических упражнений — завтрак из горстки риса с бобами, стакана воды и лепешки. Когда закончились припасенные шесть «сникерсов» и стало совсем голодно, Алексей освоил местный рынок — покупал жареные орехи. Но орехи не всегда попадали в рот Алексея. Как-то раз обезьяна стянула целый кулек орехов прямо из-под носа.

«В общем, за неделю я похудел на 7 кг. Меня дома не узнали» — говорит Андрей. — Но не только вегетарианская диета была причиной. В ашраме пить, курить и заниматься любовью не приветствуется. Каждый раз, чтобы выкурить сигарету, мне приходилось выходить за пределы ашрама — а это 2,5 км в одну сторону. И если обычно я выкуривал пачку в день, то там сил хватало только на 3 раза. Но ладно я! С нами жили молодожены, так они время от времени брали накидку и уходили далеко в горы. Они тоже похудели».

В ашраме все равны — и министры, и чернорабочие. «В наш ашрам приехал министр иностранных дел Индии. Он никак не мог понять, почему я так учтиво с ним разговариваю. Я объяснил, что я — архитектор, а он министр. Но министр только посмеялся в ответ и попросил не выделять его», — говорит Алексей.

Каждый в ашраме находит себе дело по способностям. «Мне захотелось побыть автослесарем. Но руководитель ашрама, узнав, что я архитектор, отклонил мое предложение чинить машины. И дал мне в руки метлу — именно этим обычно занимаются те, кто ничего не умеет. Но подметал я, видимо, неправильно: метлу у меня отобрали. Тогда мне предложили надуть шарики к юбилею соседней школы. Мне принесли 2 тыс. шариков. Я надул 100 штук и упал со стула. Вовремя вспомнил книжку про Тома Сойера и забор. Пошел в школу, юбилей которой должны были отмечать. Договорился с мальчишками — за каждые 100 надутых шариков я даю им два шарика. Через 15 минут все шарики были надуты, и потом мальчишки гуськом ходили за мной, надеясь, что я еще что-то поручу».

Алексей говорит, что пребывание в ашраме сказалось на нем очень положительно: «Я стал на многие вещи смотреть другими глазами. Навыки, которые я приобрел в Индии, помогают мне все разложить по полочкам — те вещи, которые от меня не зависят, я просто отметаю. Раньше в голове было все вперемешку. Я стал отделять кислое от длинного. У нас достаточно большая контора, около 100 человек. И, если говорить по-честному, то я мог кого-то поругать и накричать. Теперь, перед тем как сделать плохой поступок, я задумываюсь. Теперь окурок на пол не брошу, конкурента не удушу».

На гвоздях Алексей Ч. по-прежнему не спит. «Но если решу, проблем с гвоздями не будет, все-таки я имею самое непосредственное отношение к стройке», — отшучивается Алексей.

Комментарии:
Комментарии для сайта Cackle

Что еще почитать: