25 июля 2014        Марина Макарова, фото автора

Куда ни кинь, везде он...

 

Klin Makarova  na plav 221

«Здравствуйте, Петр Ильич! Давно хочу у Вас спросить, как вы сочиняете свою волшебную музыку? И почему даже в сахарно-напудренном «Щелкунчике» звучит такая неизбывная грусть?». Так бы я написала век с лишним назад Чайковскому. И, возможно, получила бы ответ: "А вы, голубушка, поезжайте в Клин. Там все и узнаете. Приемные часы у меня: понедельник и четверг с 3 до 5».

Где тут у вас Кремль

И я залезла в интернет, чтобы побольше узнать, что такое Клин. И почему именно там приходит вдохновение не только к Чайковскому, но и к А.Скрябину, А.Васнецову и К.Тимирязеву?

Старинный город-крепость со своим кремлем, утративший впоследствии свое  стратегическое значение, но приобретший новое — ямщицкий перевалочный пункт на пути из Петербурга в Москву, в 19 веке превратившийся в железнодорожную станцию.

Кстати, нынче практически ни один поезд из Петербурга в Москву в Клину не останавливается. Нужно ехать до Твери, а там час на электричке. Либо из Москвы — тот же час на электричке.

Добралась. Типовой Тоновский вокзал с живущими внутри азиатами. Камер хранения нет. Есть буфет и туалет. Последний окунает в суровую атмосферу каменного века. И всего-то за 20 рублей. Сумку пришлось тащить на себе, так же как десятки людей-муравьев, тянущих свою поклажу по лестнице, что идет над путями. Под ней бюст Чайковского. За путями на площади — неспешный автовокзал.

Огорошиваю местных вопросом: - А где тут у вас кремль?» Местные, серьезно настроенные женщины, крутят пальцем у виска. Задаю другой вопрос, попроще: "А как дойти до центра и музея Чайковского?" "О, это далеко! Надо на автобусе ехать".

«Далеко» в маленьких городах — это обычно 15 минут пешком. Но эта чертова сумка, которую некуда девать! Вспоминаю про ямщицкое прошлое Клина и оглядываю площадь.

Ямщиков с десяток. Час катания с ожиданием у музея стоит от 800 до 1000 рублей. Соглашаюсь. Ямщик оказался человеком с высшим питерским образованием и охотно комментировал проплывающие за окном виды. Воинский мемориал, типовая «сталинская» застройка центральных улиц, старинные красно-кирпичные торговые ряды, рядом — Соборная площадь с детскими аттракционами и почтовый ям — визитная карточка города прошлого. Клин крестом разрезают две трассы — Москва-Петербург и третье транспортное кольцо Москвы (бывшая военная бетонка).

И вот, наконец, огороженный кусок елового леса, с одной стороны которого серый деревянный дом, а с другой — современное каменное здание, где и находится вход в музей Чайковского. - Я с вами не пойду, - заявил ямщик. - Я тут в школе с экскурсией был».

 

И чтобы никто не досаждал посещениями

45-летний Петр Ильич вдруг понял, что не может жить в столицах, хотя там и концерты, и преподавание. Хотелось чувствовать себя уединенно, дома и знать, что никто не придет и не оторвет тебя от работы или чтения. В конце 19 века Клин превратился в тихий захолустный городок, и именно там было решено снять дом.

Их было три. Сохранился последний. Первый оказался в оживленном дачном месте, где Чайковскому досаждало, что под окном прогуливаются люди. Хозяйка второго вырубила окружающий лес. И лишь в третьем, где теперь музей, удалось найти отдохновение.

В каменном здании музея — выставочный и концертный залы. В деревянном — сохранена обстановка, в которой жил и творил композитор. Библиотека, узкая «солдатская» кровать, рушники, вышитые поклонницами, фотографии близких на стенах (некоторые сняты в гробу), рояль. На нем дважды в год — 7 мая (в день рождения композитора) и 6 ноября (в день его смерти) играют лучшие музыканты мира.

 

В музее тихо, потому что большинство посетителей берет аудиогиды. С ними лучше понимаешь, где и что расположено, а, главное, слушаешь музыку, которая звучит в паузах рассказа. Здесь Чайковский сочинил своего «Щелкунчика» и лучшее, по его определению, творение всей жизни — Шестую симфонию. Она об этапах жизни — детстве, беззаботной юности, зрелости и смерти, которую композитор отодвигал тогда для себя на далекие времена. Из этого же дома он уехал в Петербург на премьеру своей последней симфонии. Через девять дней после нее композитор скончался. И было тогда  Петру Ильичу 53 года.

После смерти Чайковского его младший брат Модест (драматург и либреттист) и племянник Владимир Давыдов решили сделать из Клинского дома — музей. Для чего возвели пристройку, где и поселились, а остальную часть дома сберегали в неприкосновенности. После революции 1917 года в доме поселился анархист с семьей, о котором лишь известно, что любил он по утрам стрелять из револьвера по портрету Папы Римского, что висел в комнате Модеста. Были попытки превратить здание в приют, но музей победил.

"Дорогой Петр Ильич! Спешу Вам сообщить, что и спустя век Ваша музыка является одной из самых любимых в мире! Её растащили на цитаты, она звучит в фильмах, рекламе и даже в мобильных телефонах. Вот только балет «Лебединое озеро», транслируемый по телевидению и радио, заставляет вздрогнуть всю страну. Но это так, издержки нашего времени.  В театрах оно по-прежнему самый популярный спектакль.

Адрес музея: Клин, ул. Чайковского, 48. Открыт с пятницы по вторник с  10.00 до 18.00

 

См. также: Тамбов: увидеть волка и съесть

 

 

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Моментальная туристическая страховка - 280*280


Последние комментарии


Популярные материалы


Случайный выбор

Контакты

E-mail: rukivboki@yandex.ru

Мой профиль: ВКонтакте

Facebook

Skype: elvieusmanova